Тень Инквизиции

Объявление

Форум приветствует как своих любимых пользователей, так и уважаемых гостей. Регистрируйтесь, игра началась.
Администрация:

Айрин

Asikan

***

Модераторы:

Ян

Limaru

Ответственные за рекламу:

Айрин

Kagami

Рейтинг ролевой: NC-21.

Сюжет.

Правила.

Расы.

Артефакты.

Система времени.

______

О ролевой: Ночь. 10 июля. + 12. Начинается лёгкий моросящий дождь.

Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Инквизиции » Природа » Горы.


Горы.

Сообщений 1 страница 30 из 42

1

Низкие горы, окруженные лесами и топкими болотами. Около подножья гор лес кончается и окрывается просторная поляна с редкими деревьями и кустарниками.

0

2

Река.

Заехав в это место она решила прекратить свои поиски города на время. Она нехотя слезла с теплой спины коня. А тот, похоже, был только рад. Девушка сняла с него уздечку и кинула ее на камни, сев рядом. Обычный скучный и какой-то ненормальный день. Вернее этот день только начинался. Она не хотела провести его так... скучно. Хотелось какого-то разнообразия днем, а не тихого и мерного его провождения. Феликс расхаживал неподалеку. Найдя низкую яблоню он принялся поедать яблоки с аппетитным хрустом, но девушке, похоже, сечас было не до еды, а тем более не до яблок. А феликсу было все по барабану, кроме еды. Это животное душу продаст за еду, да и хозяку тоже, поэтому Ами его редко баловала, поэтому он был ей предан. Но он в тоже время и любил свою хозяйку.
-Держу пари до города идти долго. Тут в округе ни души.
Феликс фыркнул одобряя ее слова. Он был наудивление спокоен и собран. Обычно он словно ветер, не успокаивается, бегает и прыгает, а сейчас спокоен, словно он стар уже или будто не он это. Ами понимала что это он, но все же как-то немного странно он вел себя, ел да и ел себе. Хотя, Аматсу это было только в радость. Она спокойно разлеглась на плоском и длинном камне, смотря на то как горы возвышаются над ней, словно могучественные Боги, наверное так и был создан образ бога... это что-то невероятно огромное, массивное и величественное, заставляющее душу трепетать, а сердце биться чаще.

0

3

День. +20. Лето. 12 июля.

Оттуда.
Как Айрин добрался до гор, он не помнил. Пришёл в себя юноша, только когда сверхчеловеческие силы чужой сущности оставили его вместе с раздражением, которое вызывал у него Ян. Ян, искренне пытавшийся ему помочь.
Похоже, именно данная мысль помогла Айрину найти настоящего себя в дебрях собственного забастовавшего, помутневшего сознания.
Когда парень осознал это, то споткнулся об какой-то булыжник и упал. Так сказать, насильственное торможение бывает иногда эффективнее того, что происходит у человека по своей воле.
-Зараза... - пробормотал он, садясь и оглядываясь. Радужная оболочка глаз начала медленно приобретать свой настоящий, похожий на блеск драгоценного камня цвет, - Ну я и свинья... Натурально... - покаянно пробурчал он и от души хлопнул себя по лбу. Подумал и хлопнул ещё раз, сильнее.
"Как я мог так поступить? И говорить такое?" - то ли молитвы Яна возымели действие, то ли попросту рассудок Айрина прояснился, но ему теперь было стыдно. Только стыдно, и больше ничего. Ни ненависти, ни отчаяния не осталось, - "Если теперь Ян мне уши оторвёт, он будет прав... Зараза... Айрин, ты идиот! Кретин, блин..." - да, конечно, он не был виноват в том, что его укусили, но вот в том, что говорит и делает - вполне. И оправданий тут не может быть. Сам ведь говорил, что уже не ребёнок, что его не надо опекать... А ведёт себя как натуральный несмышлёныш. Не способен следить за собой, не может подчинить собственное тело.
Подняв левую ладонь, парень несколько раз сжал и разжал пальцы.
-Поверить не могу... Это был я? - прошептал он несколько ошарашенным тоном.
Айрин встал. Его качнуло, он едва снова не потерял равновесие, но устоял. Голова побаливала, как при похмелье.
Он забрёл за какой-то валун...
...и понял, что находится тут не один.
Конь. Эта лошадь сразу показалась юноше знакомой, но он не мог припомнить, когда и при каких обстоятельствах видел данного гордого скакуна.
-Эй, коняга, а где твоя хозяйка? - спросил Айрин, подойдя чуть ближе, но ещё не замечая Аматсу.
"Хозяйка? Откуда я знаю, что у него именно хозяйка?" - секунду он был совсем близко к тому, чтобы понять, в чём тут дело, но виски вдруг заныли сильнее, и мысль благополучно ускользнула.
Коня захотелось погладить, но смутно вспоминалось, что с этим конём у него что-то было не так. Вот именно с этим конём. Масть, могучий облик... Всё свидетельствовало о том, что он знает, кому принадлежит это существо. Только вот память решительно бунтовала, не желая отдавать хозяину своё содержимое.

0

4

"Сколько я тут лежу? Сколько сейчас времени? Где Феликс?... Не важно..." Такое непонятное состояния... небытия. Она словно провалилась куда-то... и вставать не хотелось и выбираться. Сейчас даже то что Феликс, перебираясь от яблони к яблоне забрел в начало леса и странное шуршание ее тоже не отвлекало "Как хочется вернуться домой... к маме и папе. Я же их так любила... Как я пережила их потерю? Наверное все произошло слишком быстро." Она провалилась в состоянии настольгии... в какое-то непонятное забвение, когда ничего и никого не слышишь. Раннее солнце грело кожу и слепило темные глаза, успокаивая демоническую суть и давая волю человеческой сути. Это было приятное ощущение слабости. В это время Феликс просто не ожидал встречи со знакомым ему инквизитором. Конь не забыл той встречи помнил ее, как ясный день. Конь обошел Айрина по кругу, осматривая недоброжилательным взглядом и игриво переставляя мощные копыта, иногда фыркая. Феликс явно был и не доволен и доволен этой встрече. Он не доверял инквизитору, но был благодарен, что тот защищал их, зная кто такая Ами. Похоже, Феликсу пришла в голову идея показать его Ами. Ему стало любопытно узнает ли его она. Конь зашел за спину Айрину и принялся толкать его ближе к Ами. Это шорканье и топот копыт прервал поток мыслей девушки. Он села и первым кого она увидела был Айрин и довольного собой Феликса за ним.
-Феликс, ты с дуба рухнул или яблок переел?
После этих слов конь недовольно фыркнул и удалился дальше наслаждаться сладкими плодами яблони. Удивительно, но Ами тоже не совсем его узнала. Он был ей знаком, но как-то так... словно в тумане. Слишком много событий произошло с момента с их последней встречи, да и тем более она считала его мертвым.
-Мы не встречались раньше?
Осматривая инквизитора проговорила девушка, надеясь что ей просто кажется.

0

5

А память у коня была явно лучше, чем у Айрина. Да и, как оказалось, у демонессы тоже, но об этом ещё рановато. Все события и их описание должны идти строго последовательно, во избежание понятийной путаницы.
В-общем, Айрин решил, что у того не всё хорошо с головой, когда животное начало толкать его в сторону хозяйки. Уверенно так, явно зная, что делает. Хорошо бы, если бы конь сподобился просветить об этом и Айрина.
-Эй, эй, осторожнее... - попросил парень, думая, насколько этот скакун неадекватен и его можно ли начать его опасаться, но пока он отвлекался на коня, его настиг голос Аматсу, - Ой... - он даже немного растерялся, ощущая, как щёки начинают пылать, уж очень нелепо всё это выглядело со стороны, - Встречались? Ну... - юноша присмотрелся к этой, казалось бы, незнакомой ему девушке внимательнее, - Такое чувство, что да, - тогда Айрин не совсем хорошо рассмотрел эту особу, но голос царапал чем-то знакомым, да и конь... Одним словом, соображалка молодого человека включилась и среди множества вариантов выбрала один из самых бредовых, ибо Айрин привык, что в жизни отнюдь не редко самая откровенная нелепица оказывается истиной, - Правда, я не уверен... А если ночь, лес и куча нечисти...? - решился кинуть он пробный камень. Даже если ошибётся, в таком контексте это не очень страшно. Можно будет хотя бы не проваливаться сквозь землю от стыда. Возможно, кто-то и так не стал бы этого делать, ну, обознался и обознался, но юный блондин из Инквизиции по такому поводу всегда очень переживал.
Чуть склонив голову набок, Айрин стал с каким-то неясным внутренним волнением ожидая ответа. Ему хотелось, чтобы это оказалась она, но одновременно парень и боялся этого. Почему-то. Сердце, опровергая утверждение о том, что является простым органом перекачки крови, забилось чаще, словно в предвкушении чего-то неизвестного, но приятного. Даже дыхание захотелось задержать, но Айрин этого не сделал, постеснялся на тот случай, если это совсем другая личность, а он чересчур себя обнадёжит.
Он не подумал о том, что его могут считать мёртвым, а, значит, могут принять за хорошо сохранившегося зомби, привидение или ещё какую-то подобную нечисть.

0

6

Путаница становилась все сильнее запутаной. Что-то приходило в голову, но все было не то... совсем не то... Феликс не мог себе места найти, словно насмехался над ними. Конь был просто сам не свой "Да что с ним сегодня?" Девушка вернулась к инквизитору... голос... очень знакомый и да и это манера речи тоже. Как же ее бесила ее память. Она была готова все отдать за хорошую память, но ее не купишь. Поэтому ей придется напрягаться и тут.
- Правда, я не уверен... А если ночь, лес и куча нечисти...?
У девушки чуть челюсть не отпала. Она, похоже, начала вспоминать... даже имя вспомнила и ту ночь в лесу, зомби, потом волки. "Его ведь убили, он же мертв." Но Феликс отлично отличал зомби от людей, так что сомнения пропали.
-Секунду.
Она встала и подошла к Феликсу, стукнув его по морде.
-Осел! Ты понимаешь что сейчас вот этот человек может в два счета сдать на инквизиции. Гореть мне на костре, если так будет. Мне плевать что там в лесу было. Он инквизитор и это самое важное.
Все было сказано шепотом, чтобы Айрин не услышал. Но конь прижал уши и попятился от хозяйки в тень низкой яблони. Ами перевела дух и злость, вернувшись к Айрину.
-Если я не ошибаюсь то тебя звать Айрин? Верно? Эм... мы встретились в лесу, когда на меня напали зомби. Потом по дороге в город на нас напали волки, я сбежала. Но... я думала тебя там на сувениры порвали... На зомби ты не похож, на призрака тоже.
Она не стала называть себя. надеясь, что он сам вспомнит.

0

7

Айрин заулыбался. Ему стало легко и радостно, даже празднично. Это действительно та девушка.
И при свете дня она оказалась весьма симпатичной. Даже, пожалуй, можно назвать красивой. Вообще, красота, конечно, для каждого понятие личное, но Аматсу действительно была такой. Или романтичная натура Айрина не желала замечать в ней никаких недостатков. Её чёрные волосы и немного припухшие губки, это лицо, такое милое и дышущее молодостью, они могли бы, пожалуй, привлечь любого. И, конечно, у Айрина могло бы не хватить духу выдать её Инквизиции даже тогда, когда он не был заражён вампирскими инстинктами, а она бы, в свою очередь, чем-то нарушила закон. И ему сейчас безумно хотелось, чтобы она забыла о его принадлежности к Карающей Церкви, а помнила только того молодого человека, если вообще не мальчика, который её спас, скажем так, переступив через природную скромность того, кто не любит напоминать о своих заслугах. Он ведь тогда не ради награды это делал, и он действительно мог погибнуть, это лишь безумное везение могло помочь в ситуации, подобной той.
-Хм... Узнала, значит... - парню было весьма приятно, что его запомнили. Он прижал руку к груди и отвесил своей вновь нашедшейся знакомой поклон, - И я рад, что не похож на зомби. Ну да, они ведь не разговаривают. И не дышат. Но чтобы ты не думала, что это просто очень удачный опыт какого-нибудь некроманта... Мало ли до чего у них прогресс дошёл... - улыбка стала несколько коварной, как у собирающегося нашкодить кота, - Ты же не думала, что я отпущу тебя просто так? - его лицо на несколько секунд стало серьёзным, хотя было видно, как юношу изнутри распирает веселье, - Я бы не стал спрашивать, но не люблю быть грубым. Можно мне тебя поцеловать, Ами? - и он имел в виду отнюдь не поцелуй руки, что можно было понять по тону юноши и его взгляду.
"Вот сейчас и она отвесит мне пощёчину..." - подумалось парню. Мало того, что просьба его была не совсем ожиданной для столь короткого знакомства, как у них, хотя это ещё можно списать на самцовскую реакцию при виде миловидной девушки, особенно если эта девушка этому самцу чем-то обязана, так он ещё и назвал её имя в укороченном варианте. Так оно звучало более тёплым и домашним, но девушка могла счесть подобное непозволительной фамильярностью.

0

8

Конь хитро прищюрил шлаза, когда Айрин заулыбался. Феликс наверняка знал итог этой встречи наперед. Он был просто уверен в исходе. Ами пробила мелкая дрожь от взгляда ее коня. А Айрин выглядел как-то странно. "Привет, инквизиция..." бурчала она в мыслях, расценивая этот взгляд как-то иначе. Но как-то ее душа немного подергивалась на месте, предчувствуя что-то хорошее.
И я рад, что не похож на зомби. Ну да, они ведь не разговаривают. И не дышат. Но чтобы ты не думала, что это просто очень удачный опыт какого-нибудь некроманта... мало ли до чего у них прогресс дошёл...
Ами хмыкнула и сложила руки, глянув на Феликса, который медленно переходил из-за спины Айрина за спину Ами. Ее это бесило. Конь был словно призрак... Но Феликсу было довольно весило. Он стал доверять Айрину, но Ами не знала почему.
-Ну, Феликс отлично распознает всякую нечисть. А я ему доверяю, как своему брату.
Похоже, вскоре Феликс решится этого доверия своей "сестры". Ибо он был неравнодушен к Айрину и был намерен сделать что угодно, лишь бы Айрин чаще находился рядом с его хозяйкой и он понимал, что инквизитор в друзьях это более чем хорошо. Аматсу же не хотела даже представлять себя рядом с инквизитором. Но какая-то странная симпатия делала свое дело. Следующие слова инквизитора заставили ее немного засомневаться в себе и в нем, но только не Феликса. Феликс к этому моменту стоял за спиной хозяйки.
- Я бы не стал спрашивать, но не люблю быть грубым. Можно мне тебя поцеловать, Ами?
Да уж... какое-то непонятное чувство... хотелось сказать и да и нет по разным причинам.
-Стой. Кого это ты Ами назвал?
Но не успела она выдать список возмущений и жалоб, как Феликс мощно толкнул ее в спину и та, чтобы удержаться на ногах стала идти вперед и в результате оказалась нос к носу с Айрином.
-Прости его.... Я ему сейчас же ребра посчитаю. Хорошо?
Феликс же не торопился линять от хозяйки, ибо знал что инквизитор данного ему момента не упустит, а Ами будет жалеть об этом совсем не долго, да и злиться тоже. Она ведь не полноценный демон.

0

9

Странный был у Аматсу конь, честное слово. Айрин мог бы поклясться, что запомнил, как тот не очень хорошо относился к нему поначалу, а теперь... Теперь этот типчик явно играл на его стороне. И парень действительно не прохлопал свой шанс.
Он взял Аматсу за руку и притянул ещё ближе к себе, и движение вышло у него настолько уверенным, что нельзя было сказать, что это скромный мальчик, привыкший только к хоровому пению, истреблению нечисти и молитвам, а потом вообще обнял за талию.
И только потом ответил на её вопрос насчёт имени.
-Тебя, конечно, - прошептал парень. Он вдруг понял, что выше Аматсу. Ненамного, но всё же.
Да, он был настолько смущён, что начал действовать нагло.
Его губы немного неуверенно, хотя, скорее всего, это была бережность, возможно, немного излишняя, коснулись губ девушки. Нежных, тёплых, таких приятных, и даже невозможно было предположить, что она не совсем человек.
Впрочем... Какая разница. Она, вероятно, заслуживала этого звания куда больше, чем некоторые истинные представители рода людского, мучавшие маленьких девочек в подвалах на чёрных мессах, чтобы омолаживаться благодаря их девственной крови, или, скажем, те, кто тревожил покой умерших целыми десятками, поднимая из могил их несчастный прах.
И ещё. Никто не сказал, что звание человека такое уж почётное. Как говорил учитель Айрина, преподобный отец Виктор, ни одна раса, кроме людей, не претендует на главенство в мире. Недаром именно люди взяли на себя обязанность создать орден Инквизиции, судить и карать.
"Наверно, это всё, что мы умеем делать..."
Однако на самом деле Айрин так не считал. Сейчас ему хотелось верить в иное. А всё потому, что он наконец-то начал смотреть на мир с другой стороны. Не со стороны судьи, а со стороны обвиняемых.
Как же он устал... Приговаривать. Устал убивать и быть в постоянной опасности, причём хуже, чем смертельной. Он слишком поздно понял, что это отнимает слишком много жизни. Только когда его едва не инициировали. А может быть, он ещё и станет вампиром. Юноша понятия не имел, что остановило его припадок.
Хуже всего было то, что он и не особо понимал, зачем пытаться оставаться человеком. Возвращаться в Инквизицию, быть одним из "палачей с крестами". Ему это нравилось, да... Но тогда получается, что эту девушку он обманывает. как-никак она была из тех, кого Инквизиция истребляет совсем без приговора, и полудемон для них не лучше, чем настоящий демон. И, если он хочет остаться в Инквизиции, ему рано или поздно придётся смотреть, как её убьют. Хотя... сейчас Айрин считал преступником и себя, после всего того, что он наговорил Яну, и после того, что сделал.
Завершив поцелуй, который на самом деле вышел довольно коротким, хотя по описанию могло бы показаться по-другому, поскольку парень был всё-таки не очень опытным в таких вещах, почитай, первый поцелуй, хотя почему "почитай", так оно и было, Айрин, продолжая одной рукой обнимать девушку за талию, тыльной стороной ладони второй провёл по её щеке. Плавно, ласково.

0

10

Феликс с чувством выполненого долга удалился выполнять свой второй долг: есть яблоки. В это время девушка чувствовала себя не комфортно, когда Айрин взял ее за руку и приобнял за талию. Да уж... Феликсу точно не поздоровится... тем более... это ее первый поцелуй. Она даже побаивалась. По телу пробежал холодок, словно она взобралась на вершину гор под которыми она сейчас стояла с Айрином. И теплое чувство на губах... губы Айрина. Ноги слегка подкосились, а все силы на сопротивления ушли неизвестно куда, словно испарились. Удивление и непонимание горели в глазах, словно у зверя, которого загнали в угол и он не может ничего сделать. Тело словно ватное и не свое, будто остался только разум. Демон поначалу взбесился, вызвав сильную головную боль, но быстро успокоился и вскоре совсем пропал. Девушка не смотря на свою гордость и свое отношения к этому человеку ответила на поцелуй, но как-то слишком робко. "Что я делаю? Зачем? нет... надо сейчас же вырваться и уйти... ну еще немного..." теперь началась борьба внутри нее. Борьба "за" и "против", "света" и "тьмы". Это было приятное ощущения... бури внутри, острого и пронзающего ветра. На миг она перестала дышать и показалось что она даже сейчас возьмет и упадет в обморок, но этому небывать. Она слишком самоуверенная, но понимала что отношения с инквизитором могут очень плачевно закончится, поэтому этот человек пугал ее, именно его професия ее отталкивала ит заставляла говорить себе "нет". Она ведь по жизни не противница любви и прочего, но инквизиторы. Когда поцелуй прекратился она быстро отвела взгляд в сторону. Тот уверенный в себе взгляд, немного жестокий пропал, а вместо него появился смущенный и растроганый, а на щеках непроизвольно выступил румянец. Когда он провелся рукой по ее щеке, то она даже немного вздрогнула и перевела на него взгляд.
-Если я не ошибаюсь инквизиторы должны уничтожать таких как я? Сбой в программе?
Эти слова были сказаны каким-то особым тоном, на который было сложно обижаться. Она это сказала словно знала его давно и словно они уже давно являются парой. Феликс же довольный наблюдал за этим всем. Он, наверное, умирал от одиночества и наскучившей компании хозяйки и хотел чтобы к ней хоть иногда присоединялся кто-то, пусть инквизитор, но все же... Правда одновременно и Феликс и ами беспокоились за свои жизни, ведь если кто-то еще из инквизиторов узнает, не важно как, их минимум сожгут. А она не хотела этого. Быть убитой инквизиторами... позор для такого полу-демона как Ами.
-Да и тем более не ожидала я от тебя такого поступка, хоть и знаю тебя слегка.
Она наконец позволила себе улыбнуться.

0

11

Айрин имел слишком мало опыта, чтобы понимать, что творится с его вновь нашедшейся знакомой. Однако его соображения хватило, чтобы понять, как её настораживает его, так сказать, род деятельности.
-Если я не ошибаюсь инквизиторы должны уничтожать таких как я? Сбой в программе?
Юноша как-то странно, несколько задумчиво посмотрел на Аматсу, когда она сказала это.
-А что, если я больше не Инквизитор? - зачем-то ляпнул он, - Я совсем не уверен, что вернусь туда...
"...после того, как обозвал Бога, который даровал мне жизнь, сумасшедшим и нахамил Яну. Я бы ещё Великого Инквизитора маразматиком объявил... С меня бы, пожалуй, сталось... Не, тогда бы я вообще не выжил..."
Айрин отпустил девушку. На душе появилось чувство какой-то гнетущей тяжести.
Душа... Хорошо, что она у него ещё вообще была.
На рукаве было пятно. До Айрина с секундным торможением дошло, что это его кровь. Наверно, та, что пошла у него из носа, когда он осенил себя знамением креста. Видимо, он, не заметив, вытер её. И теперь этот вид вызывал у парня смутные желания. Одновременно появились какие-то совсем не великодушные мысли. Пришло в голову, что Аматсу не только красивая, но и аппетитная. Особенно её шейка. Там, под кожей, была самая вкусная артерия. Кровь... Это что-то вроде таинственного зелья, после которого у него уже не будет пути назад. Первая кровь - завершение инициации. Пока этого не случилось, можно бороться и обманывать себя сколько угодно.
"О, нет... Неужели опять начинается?"
Захотелось развернуться и бежать прочь, пока он не натворил очередных глупостей, а то и чего-нибудь непоправимого.
Но от себя не убежишь. Забиться же в какую-нибудь пещеру и ждать, пока вампирский голод, а то и самая обычная жажда, прикончат его, не выход. Он избавится от жизни, но не от врага. Наоборот, погибнув, проиграет, навсегда лишившись шанса вернуть себя.
-Аматсу... Ами... Не дай мне пропасть... - он как-то судорожно, словно это была его единственная надежда, обнял девушку и, крепко зажмурив глаза, уткнулся лицом ей в плечо.
"Я хочу помнить тебя, я хочу помнить Яна, я хочу помнить... Себя. Мне слишком дорога моя жизнь, чтобы променять её на бессмертие изгоя..."
Пожалуй, впервые в жизни Айрин признал, что ему страшно, и полностью осознал, что представляет собой это чувство. Как будто балансируешь на самом краю огромной, зияющей беззубым адским провалом чёрной пропасти и понимаешь, что через миг ты упадёшь. Туда. А там ничего нет. Только гниль и пустота.

0

12

Айрин неспешно отпустил девушку и она к своему удивлению не хотела уходить после этого. Возможно она не посчитала, что этот поцелуй будет в будущем много значить. Феликс решил больше не вмешиваться и похоже уже уснул, стоя у яблони. Оно нормально, ведь он не спал всю ночь.
-А что, если я больше не Инквизитор? Я совсем не уверен, что вернусь туда...
Аматсу вздрогнута так, что даже кинжал на поясе звякнул. Она не понимала за что инквизитора могут выгнать. Может его его кто-то проклял или вампир укусил. В общем это было уже не совсем важно.
-Как так? Ты это серьезно?
Но этот вопрос потерял всякое знаячение, когда Айрин стал как-то странно смотреть на нее. Человек бы ничего не заметил, но ее демонское чутье явно ощущало что-то не то. Девушка смотрела на него так, будто он медленно превращался в иное существо, менял формы и очертания, хотя в ее сознании так оно и было. Девушка была слегка напугано... это чувство... вампир. Ей стало дурно и начало слегка подташнивать. Она не любила вампиров и даже, можно сказать, боялась их. Благо Феликс уснул и ничего не ощущал.
-Что с тобой?
Осмелилась она спросить, ведь она точно ощущала что-то не то. "Убей его и не мучайся!" приказал демон и она послушно схватилась за кинжал. Но тут Айрин обнял девушку. По телу прокатилось непонятное тепло.
-Аматсу... Ами... Не дай мне пропасть..
Девушка в смятении и непонятных ощущениях отпустила оружие и не стала снимать его с пояса. Ей на секунду показалось что этот инквизитор такой беспомощный, слабый и потеряный. Казалось он сейчас заплачет. В сердце проснулась человеческая жалость. Если бы она была демоном, то давно бы избавила его от страданий, убив. Но... опять же... она не демон. Девушка обняла Айрина, как обняла бы брата или родного человека. Она чувствовала что он пропадает и как-то теряется в себе.
-Хех... если бы я могла что-то сделать. Я ведь еще в долгу.
Она слегка улыбнулась, словно наслаждаясь этим приятным чувством теплоты.

0

13

-Что с тобой?
Айрин некоторое время колебался между тем, чтобы сказать всю правду, часть или вообще скрыть. Однако искренняя натура юноши всё-таки восторжествовала.
-Хех... если бы я могла что-то сделать. Я ведь еще в долгу.
Именно тогда он определился:
-Сейчас я тебе скажу и ты, наверно, уйдёшь. Но, как бы ни была хороша или плоха Инквизиция, обманывать меня в ней не учили. Десять дней назад я узнал, что в какой-то маленькой деревушке погибли едва ли не полтора десятка жителей. Их убил вампир, и, что хуже всего, просто для развлечения. Я даже разговаривать с ним не стал, упокоил прямо там, где поймал. Это был мой долг... Но... Перед смертью он мне передал один подарочек. Такой маленький, в виде укуса в плечо. Короче, я послал своего коллегу, Господа Бога и хочу крови. Это как болезнь, только хуже. Болезнь обычно проходит... А это...
Он рывком отстранился, даже шагнул в сторону от девушки, отвернулся, сложив руки на груди. Для того, чтобы не было искушения сделать Аматсу больно, просто так, чтобы от её страданий получить силу, а потом завершить всё, выпив её кровь. Губы пересохли, горло спеклось, хотелось пить, и отнюдь не воду. Хотелось с такой силой, что даже кружилась голова.
-Инквизиторы постоянно ходят по этой грани. И я не первый, с кем такое произошло. Я не Избранный и не самый чистый и добрый человек, чтобы надеяться вечно противостоять этой заразе. Поэтому мне нельзя находиться рядом с кем-то. Опасно. Для других в первую очередь. Но в одиночестве я погибну в два раза быстрее. Хотя... Возможно, так будет лучше.
Айрин вспомнил Яна. Сердце кольнуло сожалением. Тот обвинял юношу в том, что его речи неопытны, а сам питал какие-то странные надежды. Вряд ли какой-нибудь ангел сподобится взять Айрина на Небеса, а спасти его могло лишь это, там, наверху, вирус инициации пропадёт сам. Правда, при условии, что Айрин до того никого не убьёт и не выпьет крови. Как только эта жидкость коснётся губ парня, он навеки превратится в то, с чем сейчас ещё, хоть и через силу, но сражался. Так много "если" и так мало надежды... Ведь Айрин больше не чувствовал присутствия Бога, а вампирские инстинкты нашёптывали, что того вообще не существует. Не может быть Бога в мире, где так процветает зло. Если бы он был, он бы не допустил такого. Хотя... Возможно, это испытание. Испытание воли и веры. Но тогда Бог, хоть и есть, но садист. Лучше бы он тогда действительно был просто духом, чьё имя люди употребляют при обращении к потусторонним мирам.
Ян же оказался наивнее самого Айрина. Словно это ему было семнадцать. Отказавшись оборвать существование юноши, он лишил его шанса умереть так, чтобы кто-то об этом пожалел. Он обрёк парня на медленное деградирование, превращение во внушающее страх, ненависть, непонимание и презрение чудовище и, в итоге, конец жизни от рук какого-то другого Инквизитора, когда правила, которые привили юноше с раннего детства, испарятся под гнётом сущности вурдалака.
-Я бы убил себя, если бы так сильно не хотел жить. Как бы это ни было смешно, но я всё ещё на что-то уповаю...
Парень был почти уверен, что Аматсу уже ушла. Он не поворачивался к ней, боясь встретить полный отвращения взгляд.
Она ничем ему не обязана настолько, чтобы привязать себя к полувампиру, от которого можно ожидать чего угодно. Да, он спасал её, но просто потому, что таков был по характеру, да и нёс ответственность за чужие жизни, а не для того, чтобы помочь конкретно этой девушке.

0

14

Недолгое молчание повисло над ними, словно растягивая время. Это немного бесило, раздражало и раставляло нервно прикусывать нижнюю губу. Этот человек уничтожал демонов и прочую нечисть и теперь поплатился. она понимала что вскоре ему придется понять как иным существам тяжело живется. Инквизиция просто обязана понять это. Каждый демон мечтал о том чтобы все инквизиторы стали нечистью и поняли что от людей они почти не отличаются.
-Сейчас я тебе скажу и ты, наверно, уйдёшь. Но, как бы ни была хороша или плоха Инквизиция, обманывать меня в ней не учили. Десять дней назад я узнал, что в какой-то маленькой деревушке погибли едва ли не полтора десятка жителей. Их убил вампир, и, что хуже всего, просто для развлечения. Я даже разговаривать с ним не стал, упокоил прямо там, где поймал. Это был мой долг... Но... Перед смертью он мне передал один подарочек. Такой маленький, в виде укуса в плечо. Короче, я послал своего коллегу, Господа Бога и хочу крови. Это как болезнь, только хуже. Болезнь обычно проходит... А это...
Девушка улыбнулась, обножив белые, остренькие зубы. Этот инквизитор понимал, что пропадает и что ему нужна помощь. Но как нужна помощь, так все инквизитоы идут сразу к демонам. Но девушка не собиралась глумиться над ним, ведь она понимала что он чувствует. "Эта история похожа на историю моего селения... Значит не одно мое селение было почти полностью разрушено. Только то был не вампир..." Она вздохнула. Полу-демон понимала до его слов, что он становится вампиром, но теперь ей понятно почему. Укус вампира вещь опасная и не дай бог кото-то попадется под его клыки, но таких много... очень много. Некоторые умирают в мучениях, некоторые сами становятся вампирами, некоторым удается преодолеть это, но мало кто смог преодолеть укус вампира. Инквизитор резко отстранился от нее и отвернулся и она поняла почему. Соблазн вкусить красную жтдкость был слишком велик и избавиться от этого невыносимо сложно, а он пытался "Глупец" лишь пронеслось в голове девушки и эхом разнеслось по темному сознанию. Феликс в это время уже не спал, а наблюдал за ходом событий, не желая вмешиваться в происходящее. Странно, но судьба все таки свела ее с вампиром с учетом того что она боится их. Они выживают нервную дрожь и желание уйти, убежать, скрыться. Феликс же был равнодушен к этим существам.
-Инквизиторы постоянно ходят по этой грани. И я не первый, с кем такое произошло. Я не Избранный и не самый чистый и добрый человек, чтобы надеяться вечно противостоять этой заразе. Поэтому мне нельзя находиться рядом с кем-то. Опасно. Для других в первую очередь. Но в одиночестве я погибну в два раза быстрее. Хотя... Возможно, так будет лучше.
В глазах проснулось какое-то отвращение. Она знала что он не первый, но... иквизиция ходит по лезвию... она не делает хуже другим, она делает хуже себе и поэтому многие демоны ее деревни просто смеялись над инквизиторами, мол "Вот дураки, жизнь себе портят. Жили бы себе спокойно и даже бы не знали что нечисть существует.". Да... похоже так оно и есть. Инквизиция зашла слишком далеко и не собирается останавливаться на достигнутом, а лезвие становится все тоньше, острее, а пропасть глубже, но ведь путь назад всегда есть.
-Противостоять этой заразе очень сложно. И я не думаю что инквизитор сможет с этим справиться. Слишком категорично инквизиторы относятся к вампирам. А они ведь тоже люди, только другие. Поэтому большинство покусаных инквизиторов просто сгинуло. У нас вон по деревне легенда ходила, мол в инквизиции вампир ходит, ночью их кусает, а на утроони мрут от того страха. Страшно же побывать в шкуре вампира.
Девушка пожала плечами. Ей было просто нечего сказать, поэтому она сказала именно это. Но инквизитор продолжил.
-Я бы убил себя, если бы так сильно не хотел жить. Как бы это ни было смешно, но я всё ещё на что-то уповаю...
Девушка вздохнула.
-Все покусаные инквизиторы на что-то уповали, но либо стали вампирами, сломленные тяжестью вампирского укуса, либо подохли, как последние трусы, которые испугались пить кровь! Может я и плохо знаю инквизицию, но моя деревня часто подвергалась их набегам, поэтому все жители деревни считали что инквизиция поклоняется не богу, а дьяволу. Кто окончательно уничтожил деревню я не знаю. Может инквизиция, может нечисть, может вампиры. В давке и пожарах было не совсем понятно кто против кого. Так что не думаю, что у тебя много шансов. Если ты сможет побороть это, то я, возможно, поменяю свое мнение о некоторых инквизиторах.
Феликс, например, был очень рад уничтожению деревни, ведь такая жизнь была по душе степному коню, но вот девушка потеряла своих родных и близких. Хотя, сейчас ей было легче, но какая-то тяжесть неизвестности губила душу, превращая ее в сморщеный уголек ненависти. Ее еще можно было вытащить из этой трясины, но... на это нужно время. Одно было ясно - она с трудом доверяла людям. Хотя, этот инквизитор, казалось, был ей как-то близок, будто она его с рождения знает.

0

15

Айрин умом понимал, что девушка, скорее всего, права, но сердцем не хотел с этим соглашаться.
-Вижу, у вас предвзятое мнение об Инквизиции, - только и сказал он, больше не желая говорить про злосчастный укус, потому что тема заставляла его чувствовать отчаяние. А это ощущение - смертный грех. Правда, парень не знал, сколько ещё времени сможет продержаться и не согрешить, но решил бороться до последнего, - Я ещё не вампир. Давайте на этом сойдёмся, Аматсу? - он говорил спокойно, так сказать, казённо, тон девушки, которым она говорила об организации, вскормившей и воспитавшей Айрина, был неприятен этому человеку, пока что неприятен... Пока он ещё не стал чудовищем, когда ему, скорее всего, станет всё равно, - И не будем больше касаться этой темы. Если хотите, я вообще могу уйти.
"Ну да, если тебе так противно присутствие недовампира и перечеловека..."
Юноша издал один долгий протяжный вздох. Он вдруг пожалел о том, что выбросил свой крестик. Словно откинул часть себя, одновременно прогнав какую-то хранящую его силу.
Айрин был, так сказать, самым адекватным Инквизитором, ну, или одним из таковых, и он всегда нормально относился к тем представителям нечисти, кто не нарушал закон. А проклятие коснулось почему-то всё равно его.
"Наверно, потому что никто не имеет права судить других, даже во имя самых благородных целей на свете... Ибо сказано: "Не судите, да не судимы будете." Почему-то наши об этом пункте забывают. Мы взяли на себя самый неблагодарный труд, взяли на себя настоящее проклятие."
Мы с судьбой последний кон сыграли, не ищи меня среди вождей, Бог не зря закручивал спирали, отделяя зомби от людей...
Правда, неизвестно, к чему это. Но именно эта строчка как раз данной песни вдруг пришла на ум Айрину. Он усмехнулся уголками губ.
Идти на свет... Если бы ещё знать, где он, этот свет. И зачем к нему надо идти, между прочим.

0

16

Девушка прекрасно осознавала то что ему не нравится как говорят об инквизиции. А ей не нравилось как инквизиция обращается с демонами, называя их низщини созданиями и тварями. Она не говорила лично про Айрина, она говорила именно об Инквизиции. Она не любило само это слово. Слово, которое заставляло людей в ее родной деревне вздрагивать. Оно вообще считалось запретным. Его можно было говорить только в момент нападения инквизиции. Ведь деревня была большим скоплением демонов. Правда среди них был один человек. Демоны ведь не такие злые, как их представляют. К тем кто относится к ним с уважением они не трогают. Нет, есть такие, которые убивают для развлечения, есть те которые убивают чтобы выжить, есть те которые ненавидят насилие и убийства и есть даже те кто поклоняются богу. Они так сильно отличаются от людей. Может они более жестокии и убивают с гараздо меньшим зазрением совести, чем люди или какие либо другие расы. В общем Нелюбовь Инквизиции к демонам была взаимна.
-Вижу, у вас предвзятое мнение об Инквизиции
Девушка пожала плечами.
-У всех демонов оно плохое. Спроси у каждого. Все тебе ответят так же, как я.
Это правда. Ведь эта ненависть уже формировалась и истребить ее до конца будет почти невозможно. У демонов это в крови. Полу-демоны больше терпимы к этому слово, а у некоторых оно никаких эмоций не вызывает, ведь всегда так было "Кто-то убивает кого-то". Это обычное дело. Девушка видела набеги Инквизиторов и только поэтому у нее сложилось отрицательное мнение о них.
- Я ещё не вампир. Давайте на этом сойдёмся, Аматсу?
Девушка улыбнулась. Этот человек был явно уверен в себе, ну как и многие Инквизиторы. Хотя, ее демонское чувство почти не ощущало в нем страха за его жизнь. Она знала, что если он не раздует из этого укуса глобальную проблему, то возможно и отделаеться. Вампирские укусы не так опасны, как кажутся, просто надо воспринимать все без паники.
-Ладно-ладно.
Девушка развела руками. Ей самой было неприятно говорить об этом. Но надо было хоть раз высказаться. Вообще ее удивил тот факт, что этот Инквизитор ее и пальцем не тронул. Может та первая встреча повлияла на их отношения? Но думать сейчас надо не об этом.
- И не будем больше касаться этой темы. Если хотите, я вообще могу уйти.
Феликс недовольно фыркнул, понимая что его старания пали коту под хвост. Девушке в общем было все равно. Если он уйдет она дальше продолжит искать хоть какое-то поселение. Если останется, то либо пойдет с ним, либо они продолжат свое более детальное знакомство в этом месте. В общем второе ее устраивало больше.
-Я не настаиваю остаться, но и не прогоняю. Выбор за тобой.
Она вновь пожала плечами. Вообще снова оставаться на едине с Феликсом не хотелось. Осточертела ей эта компания, хоть она очень любила своего коня. И если с ним что-то случится она себе не простит. Ну, они с ним с раннего детства.
-На самом деле оставаться в компании с копытным мне не хочется. Я с ним почти с самого детства. Успело поднадоесть.
Феликс издал удивленный звук похожий на икание. Он вообще не любил подобный тон в свою сторону. Но Ами не смел возмущаться в полную силу.

0

17

Айрин, ничего не имея в виду подобным жестом, пожал плечами, будто отказываясь признавать свою причастность к чему-то, услышав утверждение Аматсу:
-У всех демонов оно плохое. Спроси у каждого. Все тебе ответят так же, как я.
-Это потому, что они несут в мир Зло. А мы обязаны с этим бороться. Вот честно, я терпеть не могу этих самовлюблённых существ. Сидели бы у себя в Преисподней - никто бы им не мешал. А это наш мир, и мы обязаны его хранить. Ценой их существования. Природа демонов изначально несёт отрицательный характер. Поэтому пощады им нет и быть не может. Даже если они не хотят вреда, чего по натуре их быть просто не может, иначе они не назывались бы демонами, их истинная сущность всё равно будет захватывать власть. Этим существам нет места на земле. Пусть сидят в своём Аду и не высовываются, - чувствовалось, что Айрин, если и не ненавидит демонов, то искренне настроен против них. Как минимум, тут присутствовало сильное раздражение на эту оставленную Богом расу. Эти гады сунулись в чужой для них мир, потому что не смогли исправить свой родной. Перечёркнутые личности, которые не умеют ничего, кроме как разрушать. Им ведь никогда не объясняли, как. И, что ещё важнее, зачем. Возможно, в этом не вина их, а беда. Но Инквизиция вовсе не обязана всех понимать. Она была создана для того, чтобы карать нарушителей закона. Айрина немного печалило то, что в мире так много "плохих" обитателей, но он даже не сомневался в том, что они заслуживают того, что с ними делают. Хотелось, хотелось каждого утешить, изменить, наставить на путь истинный... Но несчастных было слишком много, всем помочь просто не выйдет, и приходится запирать своё сердце стальным замком... И карать. Ни к чему вникать в беды каждого, узнавая, что побудило его преступить общие для всех правила. Этак с ума сойти можно.
Также и за это нежелание даже вникать в ситуацию, что складывается в жизни тех, кого она осуждает, Инквизиция была так нелюбима едва ли не всеми.
Юноша всегда мог считать себя ребёнком Церкви. И, как таковой, он нёс в своём сознании многие убеждения, стереть которые не сможет ничего. Его приучили, что демонов надо уничтожать, вообще не разбираясь, потому что тут жалость может стоить слишком многого, потому что эти существа попросту не могут жить, не причиняя страдания окружающим, такова сама суть их испорченной натуры. Он стал одним из тех, кто стоит на страже порядка, бережёт мир и хранит равновесие. И парень искренне счёл это своим святым долгом.
Святым... Ага... Айрин больше не чувствовал в себе присутствия огромной, незримой и благостной силы. Она ушла во время первого припадка и больше не возвращалась. Однако он продолжал питать слабую надежду на то, что это лишь временно. если жил с чем-то с самого рождения, а это вдруг исчезает, ощущаешь растерянность и вполне понятный дискомфорт.
-На самом деле оставаться в компании с копытным мне не хочется. Я с ним почти с самого детства. Успело поднадоесть.
-А насколько ты сама демон, если можно спросить? - вдруг поинтересовался Айрин. наверно, на это сподвигло его упоминание Аматсу о детстве. Ему вдруг стало интересно, где и как она росла.

0

18

Слова Айрина прозвучали как приговор... смертный. Она вдруг снова потоком осознала то что ей все же рано или поздно придется cubyenm от рук инквизиции и она уже близка к этому. Слишком много инквизиторов она встречает и грабит. слава богу пока никто не подозревает ее в грабеже. Но на до же жить на что-то? Поэтому она крутилась как могла, проливая как можно меньше крови.
-Это потому, что они несут в мир Зло. А мы обязаны с этим бороться. Вот честно, я терпеть не могу этих самовлюблённых существ. Сидели бы у себя в Преисподней - никто бы им не мешал. А это наш мир, и мы обязаны его хранить. Ценой их существования. Природа демонов изначально несёт отрицательный характер. Поэтому пощады им нет и быть не может. Даже если они не хотят вреда, чего по натуре их быть просто не может, иначе они не назывались бы демонами, их истинная сущность всё равно будет захватывать власть. Этим существам нет места на земле. Пусть сидят в своём Аду и не высовываются.
Феликс взволновался от этих слов. Ведь он знал что она нетерпит когда всех демонов обзывают единым словом. Ее отец был очень добр и не только к ней и другим демонам. Девушке на секунду захотелось сквозь землю провалиться и далеко не от стыда.
-Тогда, раз у тебя такое мнение, то ты должен был убить меян еще в момент первой встречи! Или вообще убежать, дав на растерзание волкам. У тебя же нет жалости к демонам, они же низкие, злые и беспощадные существа. Ну так пусть сегодня станет на одного демона меньше. м?
Пусть она и полу-демон, но все демонская кровь в ней была и она могу забурлить в любой момент, тогда она потеряется всякое человеческое я и может стать демоном. Временно, но демоном. Она не сумеет контролировать собственные силы из-за непривычки и просто будет убивать все что движется. А это очень опасно. Полу-демоны порой бывают опаснее, чем чистокровные. Ведь если был-бы способ сделать человека демоном, то этого "демона" невозможно было бы остановить, ведь чтобы контролировать свое врожденное желание убивать нужно много сил. А Ами просто не умеет контролировать себя в виде демона, этим то полу-демоны и опаснее. До инквизиции полу-демонов гнали дальше от деревень, закидывали всяческим оружием, а так же вилами, топорами и домашними ножами. Сейчас их почти не осталось. Может оно и к лучшему? Но как бы то нибыло сейчас люди забыли об угрозе полу-демонов. Они обычно спокойные, живут сами по себе, никто о них не знает. Но вот только кто знает когда полу-демон облачится демоном и начнет уничтожать все вокруг? Нельзя сделать это силой воли, только события могут повлиять на это. Но девушка сейчас даже не знала, что может стать чистокровным демоном. Она знает о том что она принимает человеческую форму на первый день месяца, но больше ничего ей неизвестно. В виде человека полу-демон самая легкая добыча. В этот период полу-демон убивается очень легко, они даже не сопротивляются. Но только вот найти их сложно в эту ночь. Они прячутся как можно дальше и глубже или притворяются обычными людьми, расхаживая по ночному городу до рассвета, а там и получают полу-демонический облик. Сейчас полу-демона тяжело отличить от человека по внешности. Раньше у них были в осном волосы до колен, длинные клыки и когти, возможно даже уши или рога, может и крылья. Сейчас же все это пропало и утратилось, и слава богу.
-А насколько ты сама демон, если можно спросить?
Резкий вопрос порвал тишину. Отвечать на этот вопрос она не хотела, но надо было.
-Я сама не знаю. У меня нет пристрастий, которые есть у демонов, например убивать. Порой в моменты злости мне хотелся руками порвать обидчика, но желание быстро потухает, будто его раздавливают. Мне от демона дались некоторые способности, например управление огнем и телепортация, может любовь к дракам и битвам. Мне кажется человеческого во мне больше, раз я не кровожадная. Хотя, когда я маленькая была мне какой-то старик прохожий рассказывал что деревню уничтожат. А причиной станет большое количество в ней полу-демонов. Мол они опаснее. В деревне правда было много полукровок. Кто выжил я не знаю. Я убежала в самом начале сражения. Я тогда слишком плохо обращалась со способностями и оружием.
Ей всегда говорили что характером она в мать пошла, не задиралась, спокойная всегда была, дружелюбная и веселая. Животных до безумия любила, а особенно лошадей. Сейчас пропал тот задор, любовь к зверюшкам и прочая ерунда. Она стала просто серьезной. На это, вероятно, повлияло проишествие в ее деревне. Ну, так часто бывает.

0

19

Айрин видел, что девушка против его заявления, или, по крайней мере, оно делает ей неприятно, но тут он просто вернул ей ситуацию с Инквизицией.
А потом Аматсу сказала такое, от чего юноша даже удивился.
-Тогда, раз у тебя такое мнение, то ты должен был убить меян еще в момент первой встречи! Или вообще убежать, дав на растерзание волкам. У тебя же нет жалости к демонам, они же низкие, злые и беспощадные существа. Ну так пусть сегодня станет на одного демона меньше. м?
Айрин ласково и грустно улыбнулся. При этом лицо его стало не по возрасту серьёзным. Словно он был седым старцем. Не в том смысле, что древним, а в том, что умудрённым опытом. Однако он молчал, пока она не закончила свою маленькую речь, обращённую в прошлое.
-Ты должна была понять, что я не способен на такое. Любой Инквизитор остаётся человеком... А у нас, людей, наряду с многими недостатками, также немало слабостей. Ты мне понравилась и я взял на себя ответственность за твою жизнь, когда вступился в самый первый раз. В тот день, точнее, ночь, я сделал выбор между долгом Инквизитора и обычной симпатией. Я позволил себе быть настоящим. Эти догмы... Вера, законы... Мы прячемся за ними, потому что хотя бы в этом чувствуем силу. Но тогда я понял, что могу что-то сделать так, как хочу, а не как скажет мне заповедь Бога. Да, я тогда выбрал. И ты уже знаешь, в пользу кого. Я последовал тому, что мне советует сердце, а оно ещё никогда меня не обманывало.
Очередной вздох, и душа Айрина повернула в сторону великодушия.
-Ты мне нравишься, действительно нравишься, и давай не будем думать о том, что делает нас врагами. Инквизиции слишком много чести, чтобы мы уделяли ей так много внимания. А демонов тут нет. Ты не настоящий демон и была рождена в этом мире, а не в Преисподней... Я ведь правильно понял? Наверно, для такого случая я могу сделать исключение и сохранить тебе жизнь.
"Ну и дурак же я... Не то говорю. Если придётся, я ведь отдам за тебя свою собственную жизнь. Когда мы разговариваем, когда я слышу твой голос, я перестаю чувствовать в себе брожение вампирской силы. Наверно, она имеет власть надо мной, только когда я думаю о ней и страшусь её. И, чем больше я боюсь её, тем мощнее она берёт надо мной контроль. Меня могли сто раз укусить, но последний шаг я должен сделать только сам. И вот этого я как раз никак не планирую," - но Айрин по врождённой скромности не сказал всего этого вслух. Он не рискнул вывалить на Аматсу свои чувства, не зная, как она их воспримет.
А ведь Ян, при всей его наивности, был прав, не исполнив тогда просьбу младшего коллеги. Айрин тогда, подпавший под влияние чудовищного отчаяния от внезапного, слишком непривычного для этой глубоко верующей натуры ощущения, что Бога нет, нёс самую настоящую чепуху.
Первая волна, когда он почти не контролировал себя, говорил страшные вещи и мог укусить любого встречного, прошла. Теперь чистота дыхания души Айрина стабилизировала добрую и злую энергию в его теле. Организм не выкинул заразу, однако запер её, не позволяя управлять телом. Пока юноша не злился или сильно не боялся, чего, к счастью, сейчас не происходило, этот барьер не исчезал.

0

20

Девушка проследила за выражением лица Айрина. Оно почти не изменялось по началу, но потом приняло такой оттенок, что Ами пришлось отвести взгляд, чтобы держать себя в руках. Видимо данная симпатия была взаимна, но... не могла она даже в голове уложить как это будет выглядеть. Вообще сейчас она боялась только за то что из-за этой встречи она потеряет бдительность и попадется в руки Инквизиции. Тогда ее уже ни Айрин, ни дьявол не спасут. Хотя, какой к черту дьявол? Девушка было до фени на боков нижнего и верхнего миров. Она вообще сомневалась в их существовании.
-Ты должна была понять, что я не способен на такое. Любой Инквизитор остаётся человеком... А у нас, людей, наряду с многими недостатками, также немало слабостей. Ты мне понравилась и я взял на себя ответственность за твою жизнь, когда вступился в самый первый раз. В тот день, точнее, ночь, я сделал выбор между долгом Инквизитора и обычной симпатией. Я позволил себе быть настоящим. Эти догмы... Вера, законы... Мы прячемся за ними, потому что хотя бы в этом чувствуем силу. Но тогда я понял, что могу что-то сделать так, как хочу, а не как скажет мне заповедь Бога. Да, я тогда выбрал. И ты уже знаешь, в пользу кого. Я последовал тому, что мне советует сердце, а оно ещё никогда меня не обманывало.
"Полу-демон и инквизитор укушеный вампиром... Что тут сказать можно?" В общем данную Айрином информацию она переварила завидно быстро, но пауза тянулась долго. Таких слов она не ожидала. Было как-то непривычно слышать о том что ты кому-то нравишься. Такое непонятное чувство будто ты рвешься на части... Хотелось отделить от себя демона и стать человеком. Если раньше она хотела избавиться от человеческой части, получить силу и стать демоном, то сейчас хотелось стать человеком, вот прямо сейчас.
-Не знал, что у Инквизиторов есть право выбрать что сделать с демоном, помочь или убить. Во всяком случае я рада, что тогда встретила тебя. Не знала что бывают такие добрые Инквизиторы.
Она улыбнулась ему. Было приятно слышать, что он не считает ее опасной. Хотя, все было не так... Если она потеряет рассудок и контроль, то пока ее не убьют будет проливаться кровь. Хотя, нет... пока у нее не иссякнут силы или пока ее человеческое я не проснется. А, как известно, у демонов сил столько что хватит целую страну электроэнергией снабжать.
-Ты мне нравишься, действительно нравишься, и давай не будем думать о том, что делает нас врагами. Инквизиции слишком много чести, чтобы мы уделяли ей так много внимания. А демонов тут нет. Ты не настоящий демон и была рождена в этом мире, а не в Преисподней... Я ведь правильно понял? Наверно, для такого случая я могу сделать исключение и сохранить тебе жизнь.
"Звучит мило, но... пф... я не могу понять как это вышло..." Все всегда случается первый раз и довольно неожиданно. Сейчас эта неожиданность была приятна. С одной стороны ей почти теперь не страшна Инквизиция, с другой она наконец не будет месецами в одиночке бродить по лесам, на ночь разводя костер и напевая песни, которая помнила в детстве. "Сделать исключение и сохранить мне жизнь? Что-то как-то низко звучит..."
-Я сама себя еще плохо знаю. А если демон внутри меня возьмет надо мной верх? Не думаю что это будет дружелюбная зверюшка. И... еще одно...
Девушка потерла переносицу носа "Это мой шаг в пропасть... Но может все же получится взлететь?"
-Ты мне тоже понравился. С учетом того, что Инквизиторы для меня нечто кровожадное и злое... Но я поняла, что не все они такие. Сегодня не сильно, но изменилось мое мнение об Инквизиции.
Потом девушка как-то отвела взгляд... он стал задумчивым. Хотелось задать вопрос, который полыхал огнем в груди и доставлял неимоверную боль. Надо было все таки спросить.
-Скажи... только честно... Пару лет назад Инквизиция нападала на деревню? Она была расположена в центре леса и жили там в основном чистокровные демоны сбежавшие из Преисподни. У деревни не было названия, ее и на карте то не была. Да и размеро она была такая маленькая, что на крышу дома встанешь и всю деревню видно. Мне нужно знать.
Она надеялась, что Инквизитор скажет правду. пусть горькую но правду. Это всегда лучше сладкой лжи. Просто у нее представилась возможность узнать и она ею воспользовалась. Феликс вздохнул, мол "глупая. Не об этом сейчас говорить надо.". Просто Феликсу было всегда плевать на эту деревушку.

0

21

Какое-то странное направление принимал их необычный  и абсурдный разговор.
-Ты мне тоже понравился. С учетом того, что Инквизиторы для меня нечто кровожадное и злое... Но я поняла, что не все они такие. Сегодня не сильно, но изменилось мое мнение об Инквизиции.
Айрин усмехнулся.
-Эта детская история о создании Инквизиции. Мир был слишком хаотичен, и расы никак не могли найти общий язык, было много битв, споров и прочего. И тогда вожди решили, что так продолжаться не может, и решили установить какие-то законы. При этом все пришли к выводу, что лучше всего для исполнения этого подойдут люди. Мы - единственная раса, которая способна к совместной организованной деятельности... И стремится к власти. То есть... Самая молодая и амбициозная из всех. Такая будет ревностно выполнять любую возложенную на неё обязанность.
Однако следующий вопрос заставил юношу порядком напрячься.
-Скажи... только честно... Пару лет назад Инквизиция нападала на деревню? Она была расположена в центре леса и жили там в основном чистокровные демоны сбежавшие из Преисподни. У деревни не было названия, ее и на карте то не была. Да и размером она была такая маленькая, что на крышу дома встанешь и всю деревню видно. Мне нужно знать.
-Два года, говоришь? Ну... Не знаю. Я в этом не участвовал, могу точно сказать, а в планы организации меня не посвящают. Я вообще был там... Чем-то вроде оружия. Мне говорили: "Иди туда-то и сделай то-то", я и делал всё послушно, веря, что так необходимо, - говорить о себе подобные вещи было не особенно приятно, но Айрин вообще был честным, он всегда говорил как есть, без прикрас, - Пока меня не попросили уехать. Я был слишком фанатичным для сборища фанатиков. Не мне судить, хорошо или плохо это слово. Это потом я порядком изменился. Этот мир почему-то имеет свойство подстраивать под себя. Но, знаешь, скорее всего так оно и было, если Инквизиция узнала о том, где находится эта деревенька.
"А вот Ян там, скорее всего, был..." - да уж, такие рейды редко обходились без Терновника Инквизиции. Он ведь был смоделирован как идеальный каратель.
-Я уверен, что нападала. И в этом нет ничего особенного, Инквизиторы и существуют именно для такой работы. Но, если получится, могу спросить у кого-то из наших...
"Это если они меня ещё не вычеркнули из рядов организации."
Айрин не знал, что он ещё мог сказать или сделать.

0

22

-Эта детская история о создании Инквизиции. Мир был слишком хаотичен, и расы никак не могли найти общий язык, было много битв, споров и прочего. И тогда вожди решили, что так продолжаться не может, и решили установить какие-то законы. При этом все пришли к выводу, что лучше всего для исполнения этого подойдут люди. Мы - единственная раса, которая способна к совместной организованной деятельности... И стремится к власти. То есть... Самая молодая и амбициозная из всех. Такая будет ревностно выполнять любую возложенную на неё обязанность.
Вообще если подумать логически, то все было именно так. Но сейчас они, похоже, заходят слишком далеко. Интересно, что будет в будущем? Кто кого?
-Ой чувствую доиграетесь вы... "Не суди, да несудим будешь..."
Девушка вздохнула. Они взяли на себя такую ответственность... Это было и тяжело и опасно. Да еще и глупо. Ну, может, демоны правда переступили черту, но зачем теперь убивать всех и каждого? Можно прогнать обратно в преисподню и перекрыть вход. Это самый гуманный выход. Ну, Ами, не была прсвещена в это дело, поэтомупросто промолчала.
-Два года, говоришь? Ну... Не знаю. Я в этом не участвовал, могу точно сказать, а в планы организации меня не посвящают. Я вообще был там... Чем-то вроде оружия. Мне говорили: "Иди туда-то и сделай то-то", я и делал всё послушно, веря, что так необходимо. Пока меня не попросили уехать. Я был слишком фанатичным для сборища фанатиков. Не мне судить, хорошо или плохо это слово. Это потом я порядком изменился. Этот мир почему-то имеет свойство подстраивать под себя. Но, знаешь, скорее всего так оно и было, если Инквизиция узнала о том, где находится эта деревенька.
"Хорошо что он в этом не учавствовал... Не знаю что я бы сделала..." Это было такое жестокое сражение... ее отец был сожжен заживо, а мать... она не знала жива она или погибла. Но выжить в этом аде было просто невозможно, она к тому же была ранена. Ее друзья гибли, сжигаемые, пробиваемые пулями... Было больно вспомнинать.
-Я уверен, что нападала. И в этом нет ничего особенного, Инквизиторы и существуют именно для такой работы. Но, если получится, могу спросить у кого-то из наших...
После этих слов девушка спохватилась.
-Никому ничего не говори и не спрашивай!
Были непонятны причины почему она не хотела. Может боялась что Инквизиторы догодаются о том, что кто-то выжел. Это ведь будет не трудно сделать.
-Во всяком случае спасибо... Я наконец удостоверилась в своих предположениях. Да, Инквизиция знала где находится деревня. Нападали они один раз, но было их мало и мы дали отпор. Второй раз я не поняла кто это был. Слишком была большая давка. Не понятно где свой, где чужой.
Такого ада и врагу не пожелаешь. Было страшно вспоминать и так же печально. Похоже, это единственная вещь, которая трогала ее душу. Ее смелый и хитроватый взгляд сменился поникшим и печальным. Такое бывало не первый раз. Она часто вспоминала прошлое.

0

23

-Ой чувствую доиграетесь вы... "Не суди, да несудим будешь..."
-А получится ли - не судить? Все в мире судят друг друга... По словам, по поступкам... Составляют мнение... Только не все берутся силой навязывать своё мнение другим, как это делают Инквизиторы. Закон... Он тоже субъективен. И только сейчас я это понял.
-Никому ничего не говори и не спрашивай!
-Обещаю, - серьёзно кивнул Айрин.
Он обнял её за плечи. Без всякой задней мысли, просто потому, что чувствовал себя одиноким, и она казалась ему такой же.
-Не желаю я больше участвовать в этой безумной игре... Хочешь, я забуду Инквизицию, как страшный сон? Я стану... Свободным. И тогда... Я смогу противостоять им. Буду иметь права защитить тебя...
"...и не только..." - Айрину невольно вспомнилась Кетрин, та вампирша, которую он встретил на реке.
-...от сборища этих безумцев. Не от того зависит чистота моей души, кем я себя называю... Даже на дне Тьмы можно видеть Свет. Я не откажусь от Бога, но перестану судить. Я перестану... Нет сил больше проливать чужую кровь. Слишком долго идеализировал Инквизицию... А ведь она - не оплот Истины. Я, между прочим, уже давно начал чувствовать, что что-то тут не так. А теперь понимаю, что это не моё. Я как птица, а это - клетка, которая сковывает. С этого момента буду руководствоваться лишь своими собственными чувствами. Ты меня уже немного знаешь, скажи, станет ли это хуже, чем выполнять приказы самого ужасной в мире силы? Ужасной потому, что видит только свою правоту, а прав-то по-своему каждый...
"Им всё равно..." - Айрин с болью вспомнил, как его коллега, Ян, к которому он всегда хорошо относился, выискивал повод, чтобы убить ту девушку. Казалось бы, только издай она один звук не так - и он бы её разорвал, - "Они давно перестали видеть грань между законом и самоуправством..." - никто не сказал, что в этой мысли юноша был прав, но тут сыграли роль его личные эмоции плюс юношеский максимализм.
-Мой наставник в Инквизиции... Отец Виктор... Всегда говорил, что наша истинная задача - не карать, а наставлять на путь истинный. Показывать заблудшим душам, что такое счастье и радость жизни. Его убили. Оборотень. Это был несчастный случай, он защищал ученика. Но уже не меня, ему сказали, что он делает из меня сентиментального ребёнка вместо воина веры и отдали меня другому учителю. А я не знал, что он погиб, пока мне не сказали через десятый источник. Никто из взрослых даже не подумал о том, что я имею права иметь такую информацию.
Зачем он про это сказал, Айрин даже понятия не имел.
-Почему те Инквизиторы, которые способны хоть что-то понять, которые отличаются от массы фанатиков, всегда так плохо кончают? И отец Виктор... И я... Ведь я не знаю, чем всё это закончится. Сейчас мне чудится, что я ничуть не изменился... Но во мне теперь сидит Зло. И я вижу, просто вижу, как оно затаилось в углу души и оттуда ожидает. Ждёт только лазейки, крохотного шанса, чтобы снова заявить о себе.
Айрин вдруг понял, что, покинув Инквизицию, он утратит Святую Печать, станет отступником, и, возможно, будет уничтожен. Ведь, пока он был заражён, но в Инквизиции, это хоть как-то страховало его. Сорвись он теперь - и его ждала бы судьба всех остальных, когда-либо преданных казни.

0

24

-А получится ли - не судить? Все в мире судят друг друга... По словам, по поступкам... Составляют мнение... Только не все берутся силой навязывать своё мнение другим, как это делают Инквизиторы. Закон... Он тоже субъективен. И только сейчас я это понял.
Ветер своей звонкой мелодией ударил в уши, оглушив на секунду. Этим судьба, наверное давала понять, что лучше ей не отвечать на слова Айрина, ведь на этой почве разовьется дискусия и в к хорошим результатам она не преведет - однозначно. Поэтому она лишь покачала говой. В чем-то он был прав. В чем-то она была не совсем согласна.
-Обещаю
Аматсу поверила ему. Ей не хотелось узнавать правду такой ценой. Если Инквитзиция все же догадается что к чему ее будет не сложно найти. Ведь найти странствующего демона с помощью опытных Инквизиторов не совсем сложно. А так пока ее никто ни в чем не подозревал и жила она более чем спокойно и хорошо. Такая жизнь ее вполне устраивала, но было слишком много вопросов, которые тревожили и заставляли метаться в узком пространстве ее собственной клетки, которую она построила из своих вопросов. Разбирать каждый было сущим адом и поэтому она предпочла остаться в этом небольшом пространстве, набираясь сил, а возможно и наоборот теряя их. Когда Айрин обнял ее за плечи, то девушка не стала сопротивляться. Может просто не было сил, может желания. А может ей было даже приятно. Этого она сама не знала. Было сложно сейчас подобрать ответ даже к собственным мыслям. Казалось ответ где-то здесь, но дотянуться до него невозможно... слишком далеко. Порой далекое кажется таким близким, что иногда можно на этом попасться. Может и сейчас ее подсекают на крючок? Но опять же... подобрать ответ слишком сложно.
-Не желаю я больше участвовать в этой безумной игре... Хочешь, я забуду Инквизицию, как страшный сон? Я стану... Свободным. И тогда... Я смогу противостоять им. Буду иметь права защитить тебя...
Слова "защитить тебя..." прозвучали как некий приговор. На миг она ощутила себя слабой. Ведь до этого момента она жила сама по себе и никто не защищал ее. Она сама защищала себя. Она считала что не нуждается в живом щите. Но стоило признать что порой защита просто необходима. Например тот случай в лесу. Феликса тогда бы, наверное, распотрошили бы и после него принялись бы за девушку. Но... какие будут последствия? Возможно Инквизиции будет легче меня вычислить или наоборот? Еще один вопрос... Как много вопросов! Их было слишком много для того чтобы раскапывать каждый. Такое бывает часто и почти со всеми, но не у каждого ситуация так запущена. Ей просто было не с кем говорить, вот поэтому и скопилось такое количество вопросов.
-...от сборища этих безумцев. Не от того зависит чистота моей души, кем я себя называю... Даже на дне Тьмы можно видеть Свет. Я не откажусь от Бога, но перестану судить. Я перестану... Нет сил больше проливать чужую кровь. Слишком долго идеализировал Инквизицию... А ведь она - не оплот Истины. Я, между прочим, уже давно начал чувствовать, что что-то тут не так. А теперь понимаю, что это не моё. Я как птица, а это - клетка, которая сковывает. С этого момента буду руководствоваться лишь своими собственными чувствами. Ты меня уже немного знаешь, скажи, станет ли это хуже, чем выполнять приказы самого ужасной в мире силы? Ужасной потому, что видит только свою правоту, а прав-то по-своему каждый...
На его вопрос девушка решила должным не отвечать, ведь ответ и без того был ясен. Какой смысл дополнять его?
-Я не стану заставлять тебя уходить или оставаться в Инквизиции. Это полностью твой выбор.
-Мой наставник в Инквизиции... Отец Виктор... Всегда говорил, что наша истинная задача - не карать, а наставлять на путь истинный. Показывать заблудшим душам, что такое счастье и радость жизни. Его убили. Оборотень. Это был несчастный случай, он защищал ученика. Но уже не меня, ему сказали, что он делает из меня сентиментального ребёнка вместо воина веры и отдали меня другому учителю. А я не знал, что он погиб, пока мне не сказали через десятый источник. Никто из взрослых даже не подумал о том, что я имею права иметь такую информацию.
Почти у каждого кто-то погибает это было печально и больно. Не важно кто и кого убивает. Даже убив того же зомби ты все равно совершаешь убийство. Каждый имеет право жить, но не каждый умеет пользоваться этим правом, некоторые просто перегибают все палки дозволенного. Такое случается часто и карается по всем статьям. Она не раз видела публичные казни, понимая что рано или поздно, возможно, ей предстоит оказаться на месте этих казненных, поэтому она никогда не присоединялась к ликующей публике. Ведь мало демонов умирает от старости, ибо живут они довольно долго, чтобы не попасться на глаза Инквизиции.
-Почему те Инквизиторы, которые способны хоть что-то понять, которые отличаются от массы фанатиков, всегда так плохо кончают? И отец Виктор... И я... Ведь я не знаю, чем всё это закончится. Сейчас мне чудится, что я ничуть не изменился... Но во мне теперь сидит Зло. И я вижу, просто вижу, как оно затаилось в углу души и оттуда ожидает. Ждёт только лазейки, крохотного шанса, чтобы снова заявить о себе.
Девушка вздохнула. Та же ситуация была и с ней. Ведь полноценный демон тоже не спал, а ждал лишь момента, чтобы показать свою силу и накомленную с годами злость. Она не знала какова сила этого демона и что он может. Может он вообще не может выбраться из этой темницы ее сознания. Никто не знал. Лишь другие полу-демоны. Но где их искать и как распознать? Опять вопросы...
-Потому что фанатики убивают всех и каждого. А другие порой просто попадаются на существо, которое не кажется ему злым, а на деле оно не такое доброе как кажется. Фанатик бы без разбора убьет любого. Вот их различие. Может я и не права. Я плохо знаю Инквизицию. А зло внутри... советую тебе найти причину его появления, верней что открывает лазейку. Если узнаешь, то не станешь открывать ее. У каждого полу-демона тоже такая история. Только я не знаю что дает свободу демону внутри меня. Он не разу не давал о себе знать.
И правда... либо демон спокойный попался, либо не было такого момента еще. Характер демонического я не передается по наследству. У каждого полу-демона формируется свой демон из страхов, боли, ненависти и злобы. Поэтому большинство полу-демонов не очень злые и спокойные, некоторые азартные. А почему? Потому что вся злость, все страхи и боль уходят на подкормку демона.

0

25

-Я не стану заставлять тебя уходить или оставаться в Инквизиции. Это полностью твой выбор.
-Я его уже сделал.
Айрин отпустил девушку, сделал пару шагов назад.
-Потому что фанатики убивают всех и каждого. А другие порой просто попадаются на существо, которое не кажется ему злым, а на деле оно не такое доброе как кажется. Фанатик бы без разбора убьет любого. Вот их различие. Может я и не права. Я плохо знаю Инквизицию. А зло внутри... советую тебе найти причину его появления, верней что открывает лазейку. Если узнаешь, то не станешь открывать ее. У каждого полу-демона тоже такая история. Только я не знаю что дает свободу демону внутри меня. Он не разу не давал о себе знать.
Айрин устало покивал. Всё-таки он был человеком, а события в последнее время отняли у юноши немало сил.
-Ладно, это всё, конечно, хорошо и интересно, но, если мы не хотим заночевать прямо тут, в горах, где может шляться любая нечисть и, не знаю как ты, а я точно нормально не усну, нам надо бы добраться до города. Если хочешь, давай со мной. Если нет... Ну, мир не так уж велик... Моржет быть, ещё встретимся, если так суждено.
С этими словами Айрин, поправив за спиной свой неразлучный гроб, потопал в одному ему известном направлении.
-Заметь, что в компании со мной у тебя будет куча жутких приключений... Зато, кажется, нам с тобой на пару ещё не приходилось скучать, - добавил он, перед тем как пойти.
Тракт.

0

26

Да, уже было темно и Феликс начал изрядно волноваться, оборачиваясь на каждый шорох. Не любил он ночь. Ночью вылезают всякие жуткие и злые твари, волки, например. Которые непрочь напасть на коня больших размеров. Конь ничем не отличался от оленя. В общем Уходить надо было и это однозначно.
-Ладно, это всё, конечно, хорошо и интересно, но, если мы не хотим заночевать прямо тут, в горах, где может шляться любая нечисть и, не знаю как ты, а я точно нормально не усну, нам надо бы добраться до города. Если хочешь, давай со мной. Если нет... Ну, мир не так уж велик... Моржет быть, ещё встретимся, если так суждено.
Девушка подняла с камня уздечку, которая успела остыть за все это время и надела на Феликса. Конь явно видел, что она сомневается. На то было много причин. Они были ясны и без обьяснений. Но в одиночку искать тут населенный пункт - дело рискованое, а терять коня не хотелось. Поэтому осталось только глубоко вздохнуть и уже окончательно сделать выбор.
-Заметь, что в компании со мной у тебя будет куча жутких приключений... Зато, кажется, нам с тобой на пару ещё не приходилось скучать.
Ами кивнула. Ведь все было именно так.
-Да, ты прав.
"Ладно уж... Попытка то не пытка. " Девушка дернула поводья, заставляя Феликса идти за собой.
-Пошли.
Обратилась она к коню, чтобы тот отошел от расслушивания звуков надвигающейся ночи. Повеяло приятной прохладой и влажным запахом леса. Удары копыт коня были очень хорошо слышны в округе, ибо подковы звонко постукивали о попадающиеся под них камни. Приятный, но опасный звук, который мог привлечь нечисть. Но у полу-демона почему-то были довольно хорошие предчувствия.

--->> Тракт.

0

27

>>>>> Лес. <<<<<
Рик внимательно смотрел на девушку, на его резкое замечание со словом "женщина", что уже вроде как обидеть должно, она совершенно никак не отреагировала. Вместо этого она развернулась и пошла к пню, на которой минут десять-пятнадцать назад спокойно отдыхал и коротал время с "интереснейшей" книгой сам ангел. Но, таки он не стал ее торопить или останавливать, Лилианн преображалась за работой, она как будто сама расцветала, как все эти никчемные, на первый взгляд, травки. Даже Рику, Рику который ничего не смыслит в растениях, не считает их чем-то прекрасным и тому подобно, было видно, насколько юная ведьма углублялась в это странное, во всяком случае для ангела, дело. Она как будто пропускала через себя всю энергию, которая хранится в этом маленькой, некрасивом, скрючившемся листике. Падший вздохнул и посмотрел глазами вверх. А Лилианн уже подоспела к нему и с милой улыбкой сообщила, что для того что бы полететь вместе с ним на горы, ей понадобиться ой как много времени потратить на какой-то отварчик, так что она решила очень, очень многозначительно протянуть свою тонкую изящную ручку Рику. Парень тяжело вздохнул и с легкой ухмылкой, поднял девушку на руки. Немного приподнявшись вверх он наконец расслышал ее фразу, который несла характер скорее вопросительной, чем повествовательной. И ангел, не смотря на нее, буркнул: Рик. Можешь звать меня просто Рик, Лилианн.

>>>>>Горы.<<<<<
Чувство полета безусловно нравилось ангелу, наверное на то он и ангел. Интересно, что бы было, если бы он лишился такой силы. Хммм... Он наверное намного бы раньше познакомился с юной ведьмой Лилианн и попросил годовой запас этого зелья. За такое - все отдам. Рик закрыл глаза, наслаждаясь приятным чистым, но достаточно холодным воздухом, постепенно забывая, что в руках у него провинившаяся ведьма, которая с такими темпами начнет вить из него веревки, что ни в коем случае нельзя допустить. Наконец-то взору парня открылась более-менее пригодная для посадки площадка, и они таки приземлились. Тут же Рик небрежно опустил, чуть ли не кинул, девушку на землю, а сам поправил на себе плащ. Бррр... Тут холодно. Ну что, куда?

Отредактировано Rik (2009-10-29 15:13:32)

0

28

--------------> Лес

Сказать честно, Лили врала. Просто наврала, даже не задумываясь, лишь бы сохранить свою жизнь. И теперь, ей нужно было вереться как уж на сковородке, чтобы сохранить свой цветок жизни, столь хрупкий и нежный. Ведь обман Инквизиции – это уже статья. И не остается ничего кроме как затуманить разум Рика, стереть из его памяти эту их встречу. С жалостью, с обидой, но она это сделает. Уничтожит воспоминание этого красавца о их встрече, раз и навсегда стерев из его головы свое имя, лицо…
Она летела на его сильных, мужских руках, с радостью оглядываясь по сторонам. С высоты птичьего полета лес и близлежащие горы были просто волшебны. Такие гордые часовые этого мира, высокие, пленительно одинокие, с удивительной снежной шапкой, что была словно корона горных вершин. Лил всегда поражалась горам. Они были для нее чем-то невероятным, завораживающим. Ведь именно в горах есть некоторые травы, которые произрастают лишь там. В горах спокойно, можно спрятаться от глаз людей… И все же девушка не исключала вероятности того, что в горах она и умрет. Ее наглый блеф мог раскрыться и Ангелочек тогда уже щадить ее не будет.
Приземлившись на землю, ведьма по-деловому поставила свою сумку на большой валун, начиная искать там то, что нужно.
Бррр... Тут холодно. Ну что, куда?
- Погоди, здесь нужно открыть мой тайник… - она нашарила рукой в сумке флакончик с зельем, что у нее лежал с давних пор. Редкое, невероятно сложное по варке, это было оно – Забвение. Лилианн собиралась духом пару секунд, сейчас нужен был точный и меткий бросок. Вдох-выдох, расчетливый и хитрый взгляд, бросок. Склянка полетела в Рика. Ведьма с перекошенным от напряжения лицом смотрела в глаза Инквизитору. По-кошачьи улыбаясь, она шепнула себе под нос:
- Забвение…
Звон разбивающегося о камень стекла донес до разума ведьмы, что та промахнулась. Осознание своего проигрыша плавно и удивительно быстро заволокло ее душу. Глаза от ужаса расширились.

0

29

Рик, сложив руки на груди, подплясывав чувствовал свою мужскую горькую долю в этой ситуации. Девушка, как и все нормальные особи женского рода, стала капашиться в своей сумки, что-то в ней ища. Значит тайник?! Парень огляделся по сторонам. Камни, камни и еще раз камни. Где тут быть тайнику? Он прищурившись уставился на девушку. Ему почему-то показалось, что сейчас она начнет доставать из сумки известный всему миру набор настоящей женщины: три записных книжки, два цвета губной помады, туш, три коробочки с тенями, карандаш, как и для глаз, так и для губ, румяны, пудра, тональный крем, два вида, как минимум, ну а потом возможны дополнение: телефон с висюльками, в данном случае, коробочка с травами, мешочек с травами, баночка с травами, затем, бутылочка с травяным отваром, баночка с травяным отваром, склянка с травяным отваром, и другие штучки обязательно с наличием прилагательного "травяным, травянистым, и т.п.". Вздохнув, Рик еще раз оглянулся по сторонам. Холодно, но чертовски красиво. Тут с верху вдруг свалился не большой камень, и обойдя падшего стороной направился вниз. Ммм... А еще тут опасно. Наконец, как он понял, Лилианн Найт нашла то что хотела. И это "то что" оказалась небольшая баночка с какой-то жидкостью. Рик нахмурился, это все ему не нравилось, очень не нравилось, он внимательно посмотрел в глаза, девушки, которая была толи чем-то озадачена, толи просто напугана, или же огорчена. И тут... случилась то, что он и не мог себе представить. Баночка, которая минуту назад была в руках у девушки, уже летела к нему. Если честно, еще одна секунда и план, правда еще непонятно какой, но план девушки пришел бы в действие. Боже... Как я рад этой силе... Рик странным образом покосился на осколки, оставшиеся от разбившейся об огромный булыжник баночки. Затем он перевел свой взгляд, в котором уже играли злые черты, которые весело подогревали пламя, на девушку, которая растерянно стояла перед ним с раскрытыми от ужаса глазами. Это что такое было, ведьма?!

0

30

Это что такое было, ведьма?!
Девушка не выдержала и засмеялась. Просто нервы сдали. План был провален, казнь была не минуема. И что еще оставалось? Смеяться, больше ей это не удастся. Смейся, тебе уже больше нечего терять! Смейся, ведь ты сейчас умрешь! Смейся, ведь слез уже и не осталось…
- Это было зелье, имя которому Забвение, - через смех сказала она, взмахнув своими волосами, ярко-рыжей копной, - Это был мой последний выход к жизни…
Слабость во всем теле. И не единой мысли о том, что можно сделать. А внутри все кричало, колдуй, ведьма, колдуй! А рука не поднималась. Все заклинания испарились из головы, словно их смыло холодной струей воды. Да и знала Лил, что не помогут ей магические силы, просто не спасут. В пламени сгорят все ее амбиции и желания, вся жизнь сгорит. Цветок завянет, сожженный и не распустившийся до конца. Она не смогла себя спасти, да и в голове лишь одна мысль летала: ведьмы нашей семьи закончили одинаково и плачевно.
Большие ярко-зеленые глаза смотрели на Рика, не прося о пощаде, не умоляя, как было раньше, простой взгляд. Принятие своей судьбы. Девушка скинула со своих изящных плечиков мантию, ощущая, что в такой ситуации она явно будет лишним. Лили стояла в своем красивом, чуть вульгарном платье перед Инквизитором и ждала, ждала с замиранием сердца движения его руки, поразительный калейдоскоп огненно-красных искр, смертельных и божественных. Конечно, ей было страшно. Но, ничего с этим страхом не поделаешь. Ей было холодно, как никак горы, высоко… Но этот холод не пойдет в сравнением с огнем, что накроет ее тело.
- Покарай меня, Инквизитор… - она не закрывала глаза, ее желание заключалось в том, чтобы видеть все своими изумрудами, своими глазенками… А в голове плыла мелодия, знакомая, такая любимая и с двойной болью тянущая за струны ее души:
Мы можем помолчать, мы можем петь
Стоять или бежать, но всё равно гореть
Огромный синий кит порвать не может сеть
Сдаваться или нет, но всё-равно гореть

0


Вы здесь » Тень Инквизиции » Природа » Горы.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC